ИЗДАНИЕ ОБ УСПЕШНЫХ ПРОЕКТАХ И ГЕНИАЛЬНЫХ ИДЕЯХ

Что такое современное искусство и почему оно так дорого стоит

Последние несколько лет у всех интересующихся современным искусством интеллектуалов (да и не только у них), возникает закономерный вопрос: что является искусством и по каким критериям оно может быть оценено? 

Является ли изобразительным искусством то, что демонстрирует миру, например, занимающийся членовредительством художник Петр Павленский, а именно: его собственный зашитый суровой ниткой рот или прибитые к брусчатке Красной площади (также его собственные) гениталии? И если да, то какова цена этого искусства и как оно может быть продано? 

И как так получилось, что «самоуничтожившаяся» сразу после продажи 05.10.2018 г. на аукционе  Sotheby’sза 1,4 млн.долларов картина Бэнкси «Девочка с воздушным шаром», выросла в цене почти в два раза и теперь стоимость поврежденной по задумке автора работы стремительно приблизилась к 3 млн.долларов США? 

Почему «красивое» и понятное всем русское искусство 18-19 века - картину известного всем по конфетам и собранию Государственной Третьяковской Галереи Ивана Шишкина можно приобрести за умеренную цену, колеблющуюся в диапазоне 200-300 000 долларов США, а стоимость приобретения полотна с отвратительными телесами («Спящая соцработница», 1995 г.)  кисти Люсьена Фрейда выросла за последние несколько лет с 30 000 000 до немыслимых 100 000 000 долларов США? 

Мир сошел с ума? Вовсе нет. Дело в том, что развитие искусства происходит по особенным законам. 

Отделим практику от теории и начнем Ab ovo, то есть с философии. Известный своими объемными (и довольно сложными для понимания ) трудами, немецкий философ рубежа Георг Гегель, еще в XIX веке вывел очень ясную, очень современную и, главное, объясняющую феномен современного искусства теорию. 

По его мнению, общество и его понимание самого себя, а значит и искусство, являющееся отражением общества, состоит из трех этапов развития (стадий). 

Первая стадия – символическая. Она соответствует обществу, находящемуся на относительно ранней стадии развития. Индивидуум, наблюдая форму, наделяет ее особыми, присущими этой форме свойствами. То есть, главным, превалирующим началом является изобразительная форма, которую художник и его зрители впоследствии наделяют содержанием. Разумеется, что на данной стадии внимание к форме будет огромным, в связи с чем, изобразительные свойства и качества ее будут превосходными. Этой стадии, по Гегелю, соответствует искусство Древнего Востока (Египет, Ассирия, Вавилон, Древний Китай). Действительно, качество владения материалами, в которые воплощали произведения искусств древний мастера – поражает впечатление с первого взгляда, для этого достаточно посетить египетский зал ГМИИ им. Пушкина, на Волхонке. 

Вторая стадия – классическое искусство, в котором форма и содержание гармонируют и уравновешивают друг друга. В здоровом теле – здоровый дух. Соответственно, этой стадии соответствует античная Греция с ее идеями, философами, богами, героями, ордерной системой и красотой. 

         Третья стадия, в которой мир пребывает до сего дня, - романтическая. И «романтика» эта означает отнюдь не сказочных принцесс, рыцарей и единорогов, но намного более серьезный и глубокий период: выдвижение субъективной реакции человека на окружающую его действительность и «победу» идейного содержания над физической формой. 

         Описав эти стадии, Гегель делает парадоксальный, но очень точный вывод: преобладание идеи над формой неизбежно приведет к самоуничтожению искусства. 

         Именно эти результаты самоуничтожения искусства в виде всевозможных «концепций», «поисков нового Я», «новых слов» и всевозможных «новых волн» мы наблюдаем… последние двести лет. 

         Если уважаемый читатель (и внимательный зритель) возьмет на себя труд посетить в воскресный день павильоны «Новой Третьяковки» на Крымском Валу и посмотрит развитие русской живописи за последние 100 лет (постоянная экспозиция ГТГ позволяет наблюдать развитие русского искусства в ретроспективе с 1900 – 2010), то он не сможет отделаться от странного ощущения… не то чтобы вторичности, но скорее понимания, того что ничто в мире, и тем паче, в искусстве «не ново под луной». 

         Черные квадраты в изобилии водились и до и после Малевича. Работа с цветом и постижение его тайн путем абстрактных композиций не прекращалась с момента «изобретения» данного метода Кандинским до ультра-современной живописи, которую выставляют на 58-ой Венецианской биеннале. Беснование в качестве работы с собственным телом, эксгибиционизмом и членовредительством было в почете на Руси с XVI века, но тогда идей было не современный поиск идей, а беснование «Христа ради». 

         Таким образом, в мире идей и цифровых технологий, в мире, допускающем существование искусственного интеллекта, главную ценность приобретает субъективная идея, доказательство ее оригинальности и способность к воспроизведению (тиражированию). 

         Разумеется, в ценообразование в искусстве немедленно вмешивается и геополитика, поскольку всякий Кулик хвалит именно свое болото, а коллекционер склонен покупать искусство той страны, где он вырос, то, которое он понимает и желает иметь. 

         По этой причине, вся модная публика посетила выставку художников «Английской школы» в ГМИИ им. Пушкина и восхитилась ими, хотя всем прекрасно известно, что никакой английской школы живописи в ХХ веке в Соединенном королевстве нет, а есть только определенное количество талантливых автором, читавших Гегеля и очень хорошо умеющих продавать свои идеи. 

         

 

Автор: Юлия Вербицкая (Линник)