ИЗДАНИЕ ОБ УСПЕШНЫХ ПРОЕКТАХ И ГЕНИАЛЬНЫХ ИДЕЯХ

Где прижился авангард?

Русский авангард, пожалуй, самый известный период русского искусства тесно связанный с революционными движениями в обществе конца XIX – начала ХХ века.

Именно с этим периодом впервые связывают самобытность русской школы живописи. И именно этот период бьет ценовые рекорды на мировых аукционах, включая лидеров: Sotheby’s, Christie’s, Phillips. 

Однако, так было не всегда. Вплоть до начала ХХ века, русскую живопись неоднократно упрекали во «вторичности». На то есть основания. Русская иконописная школа, например, имеет греческое (византийское) происхождение. Русские мастера, первоначально следовавшие жесткому византийскому канону, позволили себе от него отойти и развить собственные течения лишь к XV – XVI вв. Однако, до конца XIX века к иконе продолжали относиться как к предмету культа и на ее эстетику обратили внимания лишь в ХХ веке Анри Матисс, а вслед за ним и некоторые русские художники и мыслители, включая Казимира Малевича. 

Подобно живописи религиозной, светская школа живописи XVII – XVIII веков (И. Никитин, И. Аргунов, Вл. Боровиковский) также брала за основу в разные периоды времени манеру французских, голландских и итальянских живописцев. 

Созданная в XVIIIвеке Академия изящных искусств ориентировалась на классицизм, то есть следовала античной эстетике и «благородным сюжетам» в живописи. Бунт молодых художников передвижников в 1863 г., привел к увлечению общества социальными проблемам и, как и следовало ожидать, к исключению талантливых бунтарей (В. Перова, А. Саврасова, И. Шишкина, И. Крамского, И. Репина и др.) из Академии. Ящик Пандоры открылся. Бунтовать стало модно. Общество начинало отрицать самое себя. 

Суть искусства авангардистов – отрицание и революция. Художник становился авангардистом в общепринятом смысле этого слова, если его творческой деятельности предшествовал манифест, декларация его намерений изменить (разрушить) окружающий мир. По сути своей художник-авангардист – это  террорист в мире живописи. 

Обратимся к одному из идеологов авангарда, создателю «Черного квадрата» Казимиру Малевичу:

«Живописцы должны бросить сюжет и вещи, если хотят быть чистыми живописцами… У самых сильных субъектов реальная форма – уродство. Уродство должно быть доведено у более сильных до исчезающего момента, но не выходило за рамки нуля. Но я преобразился в нуле и вышел за нуль к творчеству, то есть к супрематизму, к новому живописному реализму – беспредметному творчеству… Я говорю всем: бросьте любовь, бросьте эстетизм, бросьте чемоданы мудрости ибо в новой культуре ваша мудрость смешна и ничтожна». 

Если сбросить со счетов некую косноязычность автора – он, живописец, отрицает саму суть живописи: форму, гармонию и содержание. Впрочем, современные ему художественные критики, придерживающиеся ценностей классической школы, считали что протест идеолога, возможно, был связан с его весьма ограниченными художественными способностями. 

Тем не менее. Искусство не только отражает окружающий мир, но и меняет его. И ответ на призыв авангардистов разрушить существующий строй, не заставил себя долго ждать. В крови рождался новый мировой порядок ХХ века.

Впрочем, триумф авангарда был короткий, хоть и емкий. Невозможно переоценить роль авангардистских течений не только в живописи (К. Малевич, Д. Бурлюк, В. Кандинский, Л. Попова, И. Клюн), но и в литературе (В. Хлебников, Вл. Маяковский, А. Блок, футуристы, ЛЕФовцы). Поэты и художники революции – они действительно владели умами, были лидерами мнений. 

Лидеры победившей партии большевиков, безусловно, понимали с кем они имеют дело и использовали весь их огромный творческий ресурс и бунтарский потенциал для разрушения доставшейся им в наследство империи Романовых. 

После победы революции в 1917 года у большевиков, революционных поэтов и художников-авангардистов было еще много работы: сознание всех жителей и народностей огромной империи не меняется по щелчку пальцев. Но помимо разрушительных сил авангардных направлений – а они были нужны еще минимум на 10-15 лет, новой власти требовались и силы созидательные: певцы нового строя, новой действительности, которая еще вчера казалась невозможной. И эта новая действительность должна быть… наглядной. 

И вот уже в апреле 1932 г. декретом ЦК ВКП(б) упраздняются все творческие объединения и создается новая матричная система союзов: Союз художников, Союз писателей, Союз композиторов и пр. Членство в союзах для осуществления любой творческой деятельности становится обязательным. 

Новая концепция советского искусства, которое впоследствии назовут советским реализмом, имела ярко выраженный идеологический окрас. Под запрет попали все без исключения художники, в произведениях которых были обнаружены буржуазные, реакционные, мещанские или антисоветские тенденции. И, конечно, самым большим «грехом» стал формализм -  тот самый, так почитаемый ранее авангард, беспредметное искусство и абстрактная живопись. 

Многие художники, такие как ранее упомянутый идеолог Казимир Малевич, нашли в себе силы быстро перестроиться на новые рельсы социалистической действительности. 

Другие(В. Кандинский, М. Шагал, Б. Григорьев, Эрте и Явленский) нашли в себе силы и финансовые возможности покинуть революционную или постреволюционную Россию и развить свой талант в странах Западной Европы и США. 

Оставшуюся, третью группу художников (А. Волков, Р. Фальк, В. Лысенко, В. Уфимцев, Е. Коровай, Усто Мумин/А. Николаев, П. Беньков, Н.Карахан), не встроившихся в советскую действительность, ожидала нелегкая судьба. Разумеется, о включении в Союз художников авангардистов и формалистов речи не шло. Как следствие, официально заниматься творчеством они не могли. Более того, они лишались продовольственного пайка, ведомственной жилой площади и минимального дохода. Но самым страшным было другое. Любой признак инакомыслия грозил арестами, ссылками, расстрелом, из которых самым мягким наказанием была ссылка в Сибирь или отдаленные регионы Средней Азии и Казахстана. 

Оказавшись в столь непростой ситуации, многие художники авангардисты, не дожидаясь наступления для себя неблагоприятных последствий выбрали самый далекий, самый политически не устоявшийся регион – Среднюю Азию. И они не прогадали: климат в них был теплый; изобильная природа дарила много продуктов растительного и животного происхождения и до художественного творчества у местных властей не доходили руки. А учитывая, что школы станковой живописи до 1930-х годов в Туркестане не существовало как таковой, то творчество авангардистов – формалистов попросту было не с чем сравнивать. И, кроме того, создание любых живописных школ отвечало постановленной советским правительством задачей: образования местного населения и прививания им, жившим долгие века среди ограничений Ислама, светской культуры, в том числе изобразительного искусства. 

Интересным фактором стало и то, что для традиционной исламской культуры, не приветствующей изображение животного или человека, характерна передача особого смысла через форму и цвет. Именно этот принцип объединил мировоззрение русских художников-авангардистов, ориентировавшихся на западные культурные ценности и восточные народы – население советских республик Средней Азии. 

С учетом изложенных выше обстоятельств, не вызывает удивления возникновение на берегу пересыхающего Аральского моря настоящей сокровищницы русского авангарда – Нукусского музея изобразительных искусств. Лувр в пустыне – так окрестили его любители и исследователи авангарда со всего мира. И полетели в ничем не примечательный городишко Нукус чартерные рейсы со всего мира. Изучают исследователи русский и, получивший развитие на территории республик Средней Азии, туркестанский авангард.

Хоть об этом и не принято широко говорить, но внимательный наблюдатель заметит: в оценке своей собственной живописи наша страна и наша культура отстает от общей мировой тенденции на небольшой период, в лет так 80 или, в крайнем случае, на 60. 

Работы художников–авангардистов, которые сейчас торгуются за миллионы долларов на мировых аукционах, тщательнейшим образом уничтожались советской властью с 1930 по 1960-е годы. Впрочем, сейчас дефицит работ художников–авангардистов восполняется огромным количеством весьма тщательно исполненных подделок. 

Тенденция же мирового художественного сообщества включает в себя изучение периодики русского авангарда; коллекций, хранящихся в Государственной Третьяковской Галерее (г. Москва), в Нукусском музее изобразительных искусств (г. Нукус, Узбекистан) и многих других мировых собраниях. Тщательному изучению также подвергается феномен путешествия русского авангарда в советскую Среднюю Азию, а также развитие на этой базе национальных школ – потомков русского авангарда. 

Конечно, как и многие мировые процессы, этот возрастающий интерес к художественной культуре республик Средней Азии, Узбекистана и Таджикистана, ставших в 1992 г. самостоятельными государствами, носит геополитический характер. А это уже совсем другая история, не имеющая к искусству никакого отношения. 

 

Автор: Юлия Вербицкая (Линник)