ИЗДАНИЕ ОБ УСПЕШНЫХ ПРОЕКТАХ И ГЕНИАЛЬНЫХ ИДЕЯХ

Интервью российского джазмена, композитора и организатора джазовых фестивалей Алексея Колосова

Алексей Колосов – российский джазмен, композитор и организатор джазовых фестивалей и специальных проектов, которые проходили как в России, так и в странах Европы. Среди них - Российско-Норвежский джазовый фестиваль» (2003-2005); Международный  фестиваль «Балтийский джаз» (2006-2008, 2012); Jazz Travel Poland (2007); JazzTravel Finland (2008); Международный фестиваль «Moscow Jazz Open» (2009-2011, 2013). “Montenegro Jazz Open” (2014), “Costa Dell Jazz” (2016) и другие.

В мероприятиях Алексея участвовали звезды мировой джазовой сцены, некоторые из которых уже легенды: Тьере Рюпдаль, Кетил Бьернстад, Арильд Андерсен, Ян Эрик Конгсхауг, Карин Крог, Пер Йоргенсен, СольвегСельттаель, Ульф Вакениус, Ларс Даниельссон, Сесиль Норби, Бо Стиф, Бобо Стенссон, Торе Брунборг, Петер Фесслер Лешек Мозджер, Анджей Ягоджински, Ярек Сметана, Тодеуш Налепа, Эрик Мариенталь, Брайен Бромберг, Ли Ритенауэр и другие. 

В 2016 году А. Колосов воплотил в жизнь идею, которая уже давно вызрела и требовала воплощения – был запущен пилотный проект Первого международного джазового конкурса молодых исполнителей «BIG SKY». Результаты превзошли ожидания организаторов. Затем последовал второй Конкурс, который прошел с большим размахом в Москве. Из клубного пространства конкурс сразу вышел на площадку Дома кино, увеличилось количество номинаций, добавились новые площадки и новые мероприятия – лекции, мастер-классы, прошли фото и художественная выставки, посвященные 100-летию эпохи джаза, приехали звезды американской сцены для участия в работе жюри. А теперь в Санкт-Петербурге стартовал прием заявок уже для регионального очного отборочного тура III Международного джазового конкурса молодых исполнителей “BIG SKY”. 15 ноября в концертном зале дворeц «Олимпия» состоится концерт регионального тура Конкурса, а 16 ноября гала-концерт победителей полуфинала и звезд европейского джаза, членов жюри Конкурса. 

 

SV. Почему джаз? Как случилось первое знакомство?

А.К. Джаз покорил меня своей невероятной внутренней свободой. В этой музыке сочетаются эмоции с интеллектом. Кроме того, это искусство помогает выработать ряд важных качеств – умение внимательно слушать партнеров и быстро в процессе совместной игры находить общий язык. Особенно близким для меня стал джазовый стиль cool – музыка красивая, выразительная, в которой не должно быть слишком много звуков, но зато каждый из них с особым смыслом. Поэтому я всегда буду восхищаться теплотой и прозрачностью игры великих саксофонистов Пола Дэзмонда (PaulDesmond) и Джери Малигена (Gerry Mulligan), трубачей Чета Бэйкера (Chet Baker) и Арта Фармера (Art Farmer). Это та музыка, которая завораживает и притягивает слушателей, дает возможность нарисовать воображению самые прекрасные картины, уйти от повседневности в мир фантазии. Вероятно, первая джазовая композиция, которую я услышал – знаменитая баллада “Misty” Эрла Гарнера (Errol Garner). Тогда она звучала в исполнении ее автора – выдающегося джазового пианиста, я слушал затаив дыхание. Музыка эта словно открывала некий новый мир: светлый и романтичный. А вот первой джазовой знаменитостью, кого мне удалось услышать живьем, был контрабасист Милт Хинтон (MiltHinton). Концерт этот запомнился еще и потому, что проходил в резиденции Посла США в Москве. Среди приглашенных в тот вечер оказался и я. А на следующий день мне удалось пообщаться с этим удивительно обаятельным музыкантом. Он показывал тогда альбом с фотографиями, который он всегда возил с собой и, где его можно было увидеть играющим со многими легендарными американскими джазменами. А я с восхищением смотрел на человека, который будучи сам живой историей американского джаза, с умилением и нежностью рассказывал о своих партнерах и друзьях по сцене.

 

SV. Как возникла идея первого фестиваля?

А.К. Джазовые проекты, которые я придумываю и осуществляю всегда имеют свое лицо. Так было с самого начала, когда я удивил многих, решив провести в Москве фестиваль, посвященный норвежскому джазу. Многие из тех, кто любят джаз попросту ничего не знали о том, что представляет собой это искусство, в, казалось бы, далекой и суровой северной стране. А между тем, норвежский джаз - яркое и самобытное явление в музыкальном мире. Я был уверен, что подобный фестиваль вызовет к себе интерес. Так оно и случилось. Джаз этой страны открывает новые глубины и идет своим путем во многом не похожим на американский.

 

SV. Что сегодня происходит, где в России обитает джаз, и кто его слушает?

А.К. Сегодня, однозначно, джаз в России – это клубное явление. Массовым этот жанр здесь не стал – впрочем, как нигде в мире. Однако в Европе и Америке работает джазовая индустрия, существуют продюсерские и концертные агентства, занимающиеся продвижением джазовых музыкантов на профессиональном уровне, звукозаписывающие компании, множество фестивалей, которые проводятся даже в самых глухих уголках. В России продвижением джаза и джазовых музыкантов системно мало кто не занимается. Старожилы жанра смогли открыть свои клубы и выступают, как правило, на собственной площадке, остальные же кочуют из клуба в клуб. Эту ситуацию нужно менять. Так как джаз – это музыка способная воспитывать и формировать музыкальный вкус у молодежи, это по сути, язык международного музыкального общения. Приятно видеть, сколько талантливой молодежи приехало к нам на конкурс в прошлые годы. Музыкантам нужны новые площадки для продвижения и развития, новые возможности, новые подходы к работе и построению карьеры джазового музыканта.

 

SV. Что необходимо для развития карьеры молодых музыкантов? В коммерческой музыке все налажено – есть музыкальные фабрики, теле-эфиры, продюсерские центры. А что есть в джазе? С какого возраста начинается карьера джазового музыканта, и на что он может рассчитывать?

A.К. Необходимы фестивали и конкурсы, которые могли бы служить стартовой площадкой для начала карьеры. У нас фестивалей довольно мало, конкурсов практически нет, и неоправданно мало продюсерских агентств, специализирующихся на джазе, которые действительно находили бы молодых музыкантов, организовывали концертную жизнь, продвигали на международной арене, помогали привлекать внимание звукозаписывающих компаний, релевантных СМИ. Профессиональные музыканты, а тем более начинающие, могут рассчитывать либо на свои личные связи, либо искать почти не существующих продюсеров и менеджеров, либо налаживать контакты с западными коллегами и ехать туда, пытаться найти себе место, создавая совместные проекты, или становясь частью западных коллективов. Ситуация непростая, потому что, с одной стороны, у нас много талантливой молодежи, с другой – ничего, что могло бы помочь им заявить о себе, пробиться на сцену.

 

SV. Почему «BIG SKY»? Чем оправдано такое поэтичное название?

А.К. Так несколько лет назад назывался мой проект – группа, состоящая из джазменов очень высокого класса. Мы записали с этой командой весьма значительный для меня альбом «Three Days»/«Три дня». Это название отражает определенный этап моей жизни, а еще  это образ, насыщенный понятным смыслом. Это большое светлое пространство, на которое должны выходить молодые джазовые музыканты с целью продемонстрировать себя и свои таланты. И мы такую возможность пытаемся им предоставить. Цель конкурса - не только выявление молодых дарований из разных стран, прежде всего, мы хотим помочь им сделать первые шаги в карьере. Интереснее всего сложились отношения польского продюсера Божены Урыги, ее подопечного коллектива трио Михала Чичельски и победителя конкурса в номинации «Инструменталист» Андрея Константинова. Они познакомились на нашем конкурсе, продолжили общаться и это переросло в международный проект. Состоялся совместный тур в Польше, прошли концерты в России и Казахстане. По сути, то, что мы закладывали изначально в конкурс – идею создания площадки и нахождения "своего" исполнителя или "своего" продюсера – работает и дает результат. Для меня, как для создателя конкурса, это главная награда.

 

SV. Международный джазовый конкурс BIG SKY призван решить многие из озвученных Вами проблем. В чем революционность этого конкурса, чем он отличается от других?

А.К. Мы хотели создать площадку, где будет возможен диалог между молодыми исполнителями и профессионалами, задействованными в развитии музыкальной карьеры, причем профессионалами из Европы и Америки. Поэтому в состав жюри, помимо профильных джазовых музыкантов, были включены джазовые журналисты, представители концертных и продюсерских агентств, звукозаписывающих студий и спонсорских компаний. Перед каждым из них стоит одна задача – оценить исполнение с профессиональной позиции, а именно, взялся бы данный специалист спродюсировать/записать диск/организовать концерт/проспонсировать конкурсанта, или нет. Итоги первых двух конкурсов показали, что мы на правильном пути. По сути, то, что мы закладывали изначально в конкурс – идею создания площадки и нахождения своего исполнителя или своего продюсера – работает и дает свои плоды. Для меня, как для создателя конкурса, это главная награда.